Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Портрет возлюбленной Гончарова купили в комиссионке на Арбате и передали Краеведческому музею

06.12.2017, 14:07      Новости Ульяновска

Потомок симбирских дворянских родов Толстых, Воейковых, почетный профессор Сорбонны Вероника Жобер передала в фонды Краеведческого музея семейную реликвию – подлинный портрет Елизаветы Толстой работы художника Николая Майкова, 1855 г. Для Ивана Гончарова Елизавета Толстая стала «идеалом женщины», которой «дано всё, чтобы быть единственной из числа немногих». Писатель посвятил ей неоконченный роман в письмах «Pour и contre», избрал её одним из прототипов Ольги Ильинской в романе «Обломов».

Портрет нашли в комиссионке на Арбате Во вторник в Доме Гончарова состоялась встреча с доктором филологических наук, почётным профессором факультета славяноведения Сорбонны (Париж), главным редактором журнала «La Revue russe», француженкой Вероникой Жобер.

Вероника Петровна является потомком симбирских дворян Толстых-Воейковых и на протяжении многих лет профессионально занимается архивными изысканиями по истории своего рода и российской истории конца 19-20 вв. В этот приезд Вероника Петровна передала в дар Историко-мемориальному центру-музею И.А. Гончарова – филиалу Краеведческого музея семейную реликвию – подлинный портрет Елизаветы Васильевны Толстой (в замужестве Мусиной-Пушкиной) работы известного русского художника Н.А. Майкова, написанный в 1855 году.

Почему он так ценен? Елизавета Васильевна Толстая сыграла огромную роль в личной и творческой биографии Ивана Гончарова. Она стала прототипом его героини – Ольги Ильинской из романа «Обломов». Иван Гончаров писал о своих чувствах к Елизавете Толстой: «Я болен ею … мне стало как-то тесно на свете жить … вдруг озарит меня свет и блеск её глаз и лица – и я будто поднимусь до облаков! … Я как будто встретил ангела … на грязной тропинке жизни». Портрет разместится в зале Дома Гончарова, посвященном роману «Обломов».

«Мне очень приятно, что я опять нахожусь здесь, я уже потеряла счет своим приездам сюда – не то девятый, не то десятый, когда-нибудь нужно посчитать, – рассказала Вероника Жобер. – Для меня история этого портрета начинается в 1996 году, когда я сюда приехала впервые с моей двоюродной тетушкой из Петербурга, – мы поехали посмотреть землю, где жили наши предки. Тогда мы попали в Музей Гончарова, и директор Антонина Лобкарева показала журнал с письмами Гончарова, адресованными женщине, в которую он был влюблен. И там как раз была размещена черно-белая репродукция этого портрета. Антонина Васильевна сказала, что думает, что я знаю, что это моя родственница. Да, я что-то слышала, но очень мало знала. Антонина Васильевна сказала, что они ищут оригинал этого портрета. А портрет висел в квартире у Натальи Ильиной, моей тетушки, которая умерла в 1994 году. И висел там до сих пор, я его привезла в этот раз. Она является родной тетей моей прабабушки, сестрой отца моей прабабушки Ольги Александровны Толстой-Воейковой, письма которой я опубликовала». Вероника Жобер рассказала историю находки этого портрета.

«Моя бабушка Екатерина Дмитриевна Воейкова, вернулась из эмиграции в Москву – она жила в Шанхае до 1954 года. Вернулась к своей старшей дочери, моей тетушке Наталье Ильиной. В начале 1960-х годов, гуляя по Арбату, заглядывая в окно какого-то комиссионного магазина, моя бабушка увидела два портрета – вот этот и ее мужа Мусина-Пушкина. Моя бабушка зашла в этот магазин и решила выкупить этот портрет. А через несколько дней она опять пришла и хотела купить второй портрет, но его уже не было. Будем его искать».

«Скитания русского офицера»

На встрече состоялась презентация книги Вероники Жобер «Скитания русского офицера. Дневник Иосифа Ильина. 1914-1920», изданной в Москве в 2016 году. Книга представляет собой публикацию дневниковых записей её деда Иосифа Сергеевича Ильина.

«В Париже я готовила большую выставку о связи российско-советской и французской интеллигенции на протяжении 20 века. В связи с этим я попала в Государственный архив РФ в Москве. Там бы искали документы для выставки. И тут кто-то мне подсказал, что в архиве лежит личный фонд Иосифа Ильина, моего дедушки. И я стала его читать. Там я случайно нашла массив машинописных листов, составленных из его дневника между 1914 и 1920 годами. В 1920 году он попадает в эмиграцию в Харбин. В 1914 году началась Первая мировая война, которая тоже у него освещается. Я этим увлеклась, мне показалось, что это очень ценные свидетельства».

Большую ценность представляет и то, что воспоминания охватывают события, происходившие в этот период на территории России с запада на восток и отразившие настроения различных слоев общества в переломный период истории России. Книга получила диплом в номинации «За историческую память» на Ульяновской XIV всероссийской выставке-ярмарке «Симбирская книга-2016».

Письма прабабушки

«У меня получается такая сложная цепочка научных интересов – я славистка, русистка, преподавала русский язык, русскую культуру, сначала в гимназии, потом в университете в Сорбонне. Я специализировалась на 20 веке – истории Советского Союза. Когда моя тетушка умерла, я унаследовала ее архив, и там были письма, которые моя прабабушка Ольга Александровна Воейкова, урожденная Толстая, всю свою жизнь писала из Ленинграда своей старшей дочери, моей бабушке Екатерине Дмитриевне в Харбин. Эти письма – очень длинные, обстоятельные и интересные, сохранились. И я очень увлеклась всем этим и поняла, что это важные свидетельства, которые показывают повседневную жизнь, быт и которые пускаются в очень тонкие подробности о том, как жили люди в те годы. Увлекшись этим, я уже опубликовала две книги этих писем – с 1927 по 1933 годы. Сейчас осталось опубликовать последние – 1934, 1935 и 1936 годы. Я надеюсь в следующем году это сделать».

Юлия Узрютова. Фото автора

Источник: ulgrad.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях..

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования